Блог девушки Даши

27 July
Comments Off

Стремление к археологической правде

В тесной связи с историко-бытовой достоверностью картин Шварца находится его стремление к археологической правде в передаче национальных особенностей архитектуры, одежды, утвари и т. п. Впрочем, стремление к историческому правдоподобию деталей было в русском искусстве и до Шварца.

Можно вспомнить, например, как Брюллов тщательно собирал фактический материал для картины „Осада Пскова”. В сущности, каждый исторический живописец стремится показать в своей картине и архитектуру, и костюмы возможно ближе к историческим, или, во всяком случае, к таким, какие в его время считаются историческими. Условности в этом отношении в исторической живописи первой половины XIX века зависели (и в немалой степени) от уровня развития археологической и этнографической науки. Естественно, что в картинах Шварца национальный быт и архитектура Древней Руси показаны исторически достовернее, нежели в работах его предшественников. Несомненной заслугой Шварца является то, что он сумел, основываясь на действительных научных фактах, воссоздать картины жизни Руси XVI-XVII веков в их бытовом и национальном своеобразии.

То новое, что внес Шварц в развитие реалистической исторической живописи, не ограничивается одним только созданием историко-бытовых картин, он пытался раскрыть внутренний мир исторических деятелей, стремился к глубокому психологизму в исторической живописи. Он искал новые напрвления, если бы ему предложили нарисовать даже такую вещь, как мясорубка для ресторана, он непременно справился бы с задачей.

Историческая живопись первой половины века была весьма далека от подобных задач, хотя в работах А. А. Иванова уже указан был путь преодоления условности академической живописи через углубление психологической выразительности и индивидуализацию образа исторического героя. В 1860-е годы эта тенденция получает свое дальнейшее развитие. Прежде всего следует указать на историко-религиозную картину Н. Н. Ге „Тайная вечеря”, в которой, в продолжение традиций А. А. Иванова, религиозный сюжет решен как психологическая драма. Можно вспомнить картину И. Е. Репина „Иов и его друзья” и другие произведения.

 
Обсуждение закрыто.